Советник главы МИД Польши: «Украинский» фрагмент поправок к закону об Институте нацпамяти – юридическая, историческая, моральная и политическая ошибка

В поправках к закону об Институте нацпамяти Польши, которые касаются ответственности за отрицание преступлений украинских националистов, есть исторические неточности, отметил советник министра иностранных дел Польши Пшемыслав Журавский вел Граевский.

Поправки к польскому закону об Институте национальной памяти, которые касаются уголовного наказания за отрицание преступлений украинских националистов, имели целью создать напряжение в украинско-польских отношениях. Об этом в интервью «Укринформу» заявил польский политолог, советник министра иностранных дел Польши Пшемыслав Журавский вел Граевский.

На замечание журналиста, мол, «в Польше часто звучат мнения, что здесь не обошлось без «руки Москвы», Граевский сказал: «Есть серьезные опасения, что это действительно так». По его словам, это касается экспертов, которые разрабатывали документ, и его содержания.

Советник главы польского МИД отметил, что в законе есть исторические неточности.

«Во-первых, временные рамки деятельности украинских националистов в 1925–1950 годах, о которых идет речь в законе, не имеют никакого значения для польско-украинских отношений. В 1925-м и в последующие годы ничего не произошло в отношениях между украинцами и поляками. Зато этот год является поворотным моментом в подходах к действиям советских спецслужб в отношении украинцев на Западе. Зато 1950 год – это смерть Шухевича (главнокомандующего Украинской повстанческой армией Романа Шухевича. – «ГОРДОН»), хотя польско-украинский конфликт завершился в 1947 году, и после этого в отношениях между народами не было борьбы», – сказал политолог. 

Он подчеркнул, что временные рамки, указанные в законе, «подчеркивают именно советские и российской действия, а не польские или украинские».

«Если в законе есть упоминание об украинских националистах, которые были коллаборантами Третьего рейха, а затем указываются временные рамки 1925–1950 года, то это издевательство над польским законодателем, поскольку Третий рейх существовал в 1933–1945 годах, а в 1925–1933-м и 1945–1950 годах никто не мог с ним коллаборировать, ведь тогда его не было. Кроме того, в этой поправке ставится под сомнение правовой порядок во второй Речи Посполитой (1918–1939), поскольку преступления украинских националистов, совершаемые в этот период, не были преступлениями геноцида, а только преступления геноцида не имеют срока давности. Поэтому за преступления в период до 1939 года никто не может преследоваться, ведь давно истек их срок давности», – отметил Граевский.

Кроме того, политолог отметил, что в законе говорится только о преступлениях украинских националистов.

«А почему нет упоминания о преступлениях на территории Польши националистов и коллаборантов других национальностей? В Польше в этот период действовали военные формирования власовцев, Восточные легионы, например азербайджанские, которые подавляли Варшавское восстание, действовали литовские националисты и тому подобное. То есть стоило бы создать список различных национальных военных формирований, которые коллаборировали с Третьим рейхом и совершили эти преступления на территории Польши», – сказал он.

По его словам, то, что в законе упоминаются только украинцы, было «очевидным шагом с политической мотивацией».

«Его цель – создать напряжение в польско-украинских отношениях, что было сделано с нарушением польского законодательства. Поэтому фрагмент закона, о котором мы говорим, – это юридическая, историческая, моральная и политическая ошибка», – отметил Граевский.

Вместе с тем о считает, что закон о защите доброго имени Польши стране был нужен.

26 января польский Сейм проголосовал за поправки к закону об Институте национальной памятиОни предусматривают уголовное наказание за публичные обвинения в адрес Польши в преступлениях, совершенных во время Холокоста, в пособничестве нацистской Германии, военных преступлениях или преступлениях против человечности. Запрещается использовать словосочетание «польский лагерь смерти» при описании концлагерей, существовавших на территории оккупированной Германией Польши.

Также закон устанавливает уголовную ответственность за отрицание участия украинских националистов и членов украинских организаций, сотрудничавших с германским Третьим рейхом, в преступлениях против поляков в 1925–1950 годах. 

Любой гражданин страны или иностранец, нарушивший эти нормы, будет приговорен к выплате штрафа или тюремному заключению сроком до трех лет. Исключение сделано для художественных произведений и научных дискуссий.

В ночь на 1 февраля законопроект одобрил польский Сенат.

В МИД Израиля заявили, что закон «оспаривает историческую правду». Государственный департамент США призвал Варшаву пересмотреть документ. В ОБСЕ посчитали, что закон ограничивает свободу выражения взглядов.

Верховная Рада Украины приняла заявление, в котором осудила «попытки польской стороны приравнять действия всех борцов за независимость Украины к преступлениям двух тоталитарных режимов ХХ века – нацистского и коммунистического».

6 февраля президент Польши Анджей Дуда подписал документ и отправил его в Конституционный суд, чтобы тот проверил, не ограничивает ли он свободу слова и убеждений.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter