Политолог Сазонов об украинском угле: Запасы есть, шахты есть, кадры есть. Но пока мы покупаем за границей, а наши шахтеры голодают

Перевод украинских ТЭС с антрацита на газовый уголь – это в том числе возможность для министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалика, вице-премьер-министра Владимир Кистиона и премьера Владимира Гройсмана показать, что они способны не только говорить об энергетической безопасности, но и что-то делать для нее, но пока они предпочитают закупать уголь за границей, заявил политолог Кирилл Сазонов.

Украина покупает импортный уголь, пока шахтеры продолжают голодовку, протестуя против невыплаты зарплат, и это – «дикая ситуация», заявил политолог Кирилл Сазонов в своем блоге на сайте «Цензор.НЕТ».

«Шестой день голодают украинские шахтеры в Минэнерго. Требуют зарплату. А мы покупаем импортный уголь за доллары гораздо дороже. Формула «отдай жену дяде, а сам иди к бл…ди» в действии. Это как бы свободный рынок, за который сражается АМКУ. Кто нас после этого назовет умными? Шахтеры государственных шахт объединения «Селидовуголь» протестуют в Киеве. Пришли в Министерство энергетики и объявили голодовку. Они и сейчас там сидят – можете сходить и посмотреть. Почему в стране, где катастрофически не хватает угля, горняки вместо работы должны протестовать? Потому что ситуация дикая. У нас есть свои шахты, свой уголь, но мы покупаем антрацит за границей. Мы покупаем реальный уголь сегодня дороже в Австралии, ЮАР и США. Но в первую очередь – в России. И даже если не в РФ, то просто освобождаем на рынке место для российского угля. Мировой рынок антрацита не слишком большой», – написал он.

Политолог отметил, что покупка угля за границей лишает украинские предприятия работы, а значит, и уменьшает отчисления в бюджет.

«Мы экономим на своих шахтах и своих шахтерах, раздавая заказы зарубежным поставщикам. Мы им платим в долларах, не получая никаких отчислений в украинский бюджет, Пенсионный фонд и фонд оплаты труда. Свои шахтеры голодают – требуют работы. Бред? Конечно. Но это чистой воды правда. Украина покупает антрацит на мировом рынке и слишком медленно переводит блоки ТЭС на украинский уголь марки «Г». На $2,2 млрд купили в прошлом году импортного угля. Больше половины – российский!» – отметил Сазонов.

Принятый на прошлой неделе на пленуме Профсоюза работников угольной промышленности манифест призывает кураторов отрасли – министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалика и вице-премьер-министра Владимир Кистиона – к конкретным шагам по избавлению от зависимости от антрацита, напомнил он.

«Тем более, что именно Кистион возглавляет межведомственную рабочую группу по вопросам преодоления кризисных ситуаций в угольной отрасли. Но с преодолением этих самых кризисов пока дело обстоит негусто. И клещи российского антрацита на шее украинской энергетики сжимаются все сильнее. Проблема в том, что часть украинских ТЭС работали на антраците, который мы потеряли после оккупации Донбасса. Их перевод на украинский уголь марки «Г» стоит денег и требует определенного времени. Но это неизбежное решение. Просто потому, что когда мы вернем Донбасс и заработают ли шахты – вопрос очень дискуссионный. А уголь газовой марки есть у нас сейчас», – написал Сазонов.

Автор подчеркнул, что логично вкладывать деньги в украинские шахты, платить шахтерам нормальную зарплату, открывать новые лавы и увеличивать добычу. 

«Все вроде бы очевидно. Но не для Антимонопольного комитета. Там проводят расследование целесообразности приоритета включения газовых блоков на ТЭС над антрацитовыми. Вообще сам процесс перехода украинских ТЭС с антрацита на газовый уголь идет слишком медленно. То есть директива Кабмина есть, но выполняют ее как-то без поспешности. Потому что сама по себе директива – не слишком сильный аргумент. Другое дело – если создать условия на рынке, когда работать с антрацитом станет экономически невыгодно. То есть блок на угле марки «А» включается в последнюю очередь. Неважно, какая цена электроэнергии, но блоки на российском угле запускаем в самом крайнем случае. А на «Г» работайте в приоритете. Вот такая мотивация сработает», – предложил он вариант стимулирования перехода на газовый уголь.

Сазонов добавил, что приоритет для украинского угля – это возможность в том числе и для премьера Владимира Гройсмана показать, что он делает для энергетической независимости страны. 

«Это как раз не проблема, а возможность. В том числе возможность для Насалика, Кистиона и Гройсмана показать, что в стране есть власть, способная не только говорить об энергетической безопасности, но и что-либо делать для этого. Запасы есть, шахты есть, кадры есть. При нормальном финансировании мы сможем быстро нарастить добычу отечественного угля. Давая людям работу, зарплаты, получая налоги и отчисления в ПФ. И все в гривне, без расхода валюты за импортные поставки. Хорошая перспектива. Но пока мы покупаем за границей, а наши шахтеры голодают. Отдай жену дяде, а сам иди… ну, вы знаете», – резюмировал политолог.

В прошлом году Украина увеличила валютные расходы на импорт каменного угля и антрацита в 1,87 раза по сравнению с 2016 годом – до $2,744 млрд, сообщало агентство УНИАН со ссылкой на данные Государственной фискальной службы.

19 февраля шахтеры представили манифест по спасению угольной отрасли Украины. Они потребовали от государства выплаты зарплат, уменьшения поставок импортного угля и развития собственной отрасли, перевода всех ТЭС и ТЭЦ с антрацита на украинский уголь и закрепления на законодательном уровне преимущества украинского угля перед иностранным. Кроме Профсоюза работников угольной промышленности Украины, документ также подписали представители и другой профсоюзной организации – Независимого профсоюза горняков Украины. Документ опубликовал в Facebook председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

16 февраля вице-премьер-министр Владимир Кистион призвал Министерство энергетики и угольной промышленности, Министерство финансов и Антимонопольный комитет Украины безотлагательно урегулировать ситуацию с долгами по заработной плате перед шахтерами. О совещании на эту тему он сообщал в своем Facebook.

14 февраля в знак протеста шахтеры госпредприятия «Селидовуголь» перекрывали автодорогу, ведущую в Курахово, Марьинку и Красногоровку, они потребовали выплаты задолженности по зарплате и создания условий для стабильной работы шахты, отмечает агентство. 

21 февраля горняки объявили голодовку в здании Министерства энергетики и угольной промышленности, они требуют погашения заработных плат, сообщил Волынец в соцсети.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter